RU EN
 
 
 
 

Российское искусство без «витрины» 

Сергей Попов, директор галереи pop/off/art
РБК daily, 28.09.2012

Рынок современного искусства в России переживает затяжной кризис. Начался он не сегодня, задержавшись на считанные недели по отношению к кризису глобальному. Инвестиционная привлекательность большинства отечественных художников оказалась поставлена под вопрос. Количество коллекционеров перестало расти, а число закрывшихся столичных галерей постепенно превысило число действующих (перед последним словом правильно бы добавить «пока»). Нашумевшие весенне-летние закрытия галерей на «Винзаводе» обозначили глубину проблемы, но не высветили по-настоящему ни ее причин, ни тем более путей ее преодоления.

Я всегда был убежден, что арт-рынок является лакмусовой бумажкой, если даже не увеличительным стеклом масштабных экономических процессов, за которыми он следует со всей присущей ему ретивостью. Если поднимается, то резко и высоко, по крайней мере на своих передовых рубежах, если обрушивается, то с громким треском и прочими спецэффектами.

Собственно, симптомы, описанные в первом абзаце, были в той или иной степени пережиты в кризис многими национальными рынками. Но в той же степени за прошедшие четыре года они были за рубежом и преодолены. Многое стабилизировалось или выправилось с учетом неизбежных изменений и последующих выводов. А местами, в определенных сегментах, искусство с лихвой доказало свою ликвидность в неспокойные времена.

Происходящему же на российской почве удивляться тоже особо не приходится. Современное искусство здесь следует за экономическими трендами - как в сферах культуры и образования, так и за общими. А они поводов для оптимизма особо не предоставляют.

С другой стороны, появляются и позитивные новости, в основном связанные с открытием/развитием некоммерческих площадок. Это подтверждает мою убежденность в том, что у нас есть отличные предпосылки для преодоления пагубных последствий кризиса благодаря достаточно развитой инфраструктуре искусства - важной части арт-рынка. В этих условиях коммерческому сегменту нужно стремиться оценивать события и тренды в более широкой перспективе, хотя понятно, что проблемы насущные ее порой застят. И здесь есть на что надеяться.

Рано или поздно общемировой положительный фон должен проявиться и в России, у которой нет оснований оставаться в какой-то «особой» неблагополучной зоне. В конце концов главное - то, что русское искусство обладает высоким качеством, оценка которого должна носить не только внутренний, локальный характер, но и внешний, глобальный.

В этом, на мой взгляд, и кроется потенциал момента. Важно успеть почувствовать и поддержать будущую волну интереса к русскому в мире, которую способны поддержать в том числе и русские в мире. Для меня это кажется одним из возможных выходов из затянувшейся патовой ситуации на родине. Готовя к открытию филиал галереи в Берлине, я слышал в основном: «Кому ты там нужен со своими художниками?», «Там ужасный рынок», «На кой им наше искусство, когда на носу новый кризис?» Понятно, что под лежачий камень вода не течет, но дело не в этом. Сегодня необходимо улавливать и обслуживать эти новые рыночные перспективы, делать менеджерские усилия (едва ни самое важное, так как за рубежом подходы и требования совершенно иные) и, учась мыслить глобально, транслировать эти безусловные состояния обратно, на российскую почву.

Отечественная закрытость, в том числе в сфере культуры, - одна из главных проблем, и поддерживается она не только искусственно, с помощью, скажем, таможенных барьеров, но и ментально, благодаря ограниченности сознания и видения. Показательно, что в Москве нет ни одной галереи современного искусства с витриной на улицу - все спрятано за тяжелыми фасадами. Только время рассудит, будет ли мое усилие в Европе оправданным, последует ли продолжение. Но то, что начинать надо именно сейчас, когда в Москве все «село на мель», я убежден.

Есть еще один аспект. Без помощи государственных ресурсов серьезных результатов ждать бесполезно. Под государственными ресурсами я понимаю не отмашку главы государства на немыслимые растраты, а консолидированные, партнерские усилия музейных институций, муниципальных и региональных властей с частным сектором. В этом случае как раз последний мог бы послужить примером жизнестойкости в отсутствие значительного финансирования и масштабного успеха локальных инициатив. Недавние примеры доказывают, что возможности современного искусства сопоставимы с возможностями государственной пропаганды, а отсутствие синергии между этими сферами пагубно для обоих сторон.

За примерами далеко ходить не надо. Мы не берем в расчет Китай, вышедший на первое место в мире по обороту в сфере искусства. Хотя мне приходилось отвечать на вопросы о том, как «догнать и перегнать» китайский рынок в этой сфере, проще, кажется, воплотить в жизнь вселенную «Звездных войн». Но рядом с нами есть и Украина с гораздо более скромными возможностями, в которой тем не менее стремительно разворачиваются разумные процессы и инициативы в сфере нового искусства. Логика рынка в них увязана с логикой глобального позиционирования - все это следствия движения по европейскому пути, который, по идее, показан и нам.

Берлин, еще недавно наполовину советский город - прекрасный пример позитивной эволюции, наглядный образ упущенных Москвой возможностей. Открытый в нем филиал галереи pop/off/art - для меня не только «окно в Европу», но и витрина - демонстрации нормы рынка и управления в крохотной, но действенной сфере современного искусства. Витрина, которой галереям так не хватает в Москве.

http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/opinion/562949984810702