RU EN
 
 
 
 

 

«Сердцеведением и мудрым познанием жизни отзовётся слово британца; легким щёголем блеснёт и разлетится недолговечное слово француза; затейливо придумает своё, не всякому доступное умно-худощавое слово немец; но нет слова, которое было бы так замашисто, бойко, так вырывалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и живо трепетало, как метко сказанное русское слово»

Н.В.Гоголь

Два языка – одна эпоха

Я не делю язык на приличный и неприличный. Для меня он одно целое. И если кто-то будет опять обращать внимание именно на эту сторону проекта – значит он смотрит не туда.

Язык – основное поле свободы. С ним ничего нельзя поделать, сколько ни вводи нормы или запреты. Он такой какой он есть и заставляет с этим считаться.

Язык мгновенно реагирует на все изменения и перипетии жизни. Ещё даже не успели подумать – а он припечатал. Анекдот о Брежневе на следующий день после его избрания: Бровеносец в потёмках. Как точно!

Язык официальный – бесконечно далёкий от жизни, сухой, мёртвый, идеалогизированный, адресованный абстрактному «советскому человеку», непонятный даже тем, кто его придумал.

Язык неофициальный – сама жизнь, живой, сочный, грубоватый, но очень точный и образный, мгновенно узнаваемый и понятный всем.

Эти языки в жизни никогда не встречались, существуя как-бы в параллельных мирах, но в одно время. Я решил совместить их в одном пространстве – пространстве искусства. И результат получился совершенно неожиданный. Они вступили в диалог.

Это и есть цель моего проекта.

Ростислав Лебедев

2011