RU EN
 
 
 
 

Николай Касаткин

«Тени и отражения»

3 марта - 1 апреля 2012

галерея pop/off/art Москва
4-й Сыромятнический пер. 1, стр. 6
Центр Современного Искусства "Винзавод"

БЕСЕДА ИСКУССТВОВЕДА С ХУДОЖНИКОМ.
ИНТЕРВЬЮ С НИКОЛАЕМ КАСАТКИНЫМ.

Проблема света и тени – ключевая в изобразительном искусстве. Выставка, открытие которой состоится в день Вашего юбилея, называется «Тени и отражения». Задумана ли она как результат программной работы (исследования) в этом направлении?

Н.И. Касаткин: После предыдущей выставки (Измайлово-Воронцово) прошло 3 года. Почти все, сделанное за это время, я показываю на выставке « Тени и отражения». Название фиксирует то общее, что есть в большинстве работ. Но каждая работа появлялась не как часть программного замысла, а как отклик на Переживание реального события, впечатления. Другое дело, что реакция на определенные мотивы, выбор их связаны с особой актуальностью, которая часто осознается уже потом, когда работы сделаны.

Интересно, что пейзажи на Ваших полотнах представлены через угол зрения, превышающий реальные физические возможности человека. Расскажите о роли панорамного видения пространства в Ваших работах.

Н.И.К.: Никаких специальных задач такого рода я перед собой не ставлю. Думаю, что такое впечатление может складываться по нескольким причинам. Во-первых, профессиональный художник приучает себя смотреть на натуру достаточно широко, « распущенным» взглядом; во-вторых, характерной чертой пейзажа средней полосы России, с которым я работаю, является его широта, горизонтальная протяженность. Я бы даже сказал, что намерено конструирую картину так, чтобы зритель мог идентифицировать себя с художником, принять его виденье как свое. Поэтому часто передний план в картине решается как «пространство зрителя», позволяющее ему « войти» в картину. Иногда, направляя движение зрителя в глубину картины, края ее пишу так, что имитируется «боковое» размытое зрение. Но в таких случаях задача, как правило, сложнее. Так, в « Вечерних тенях», например, фантастичность краев картины нужна и для того, чтобы направить взгляд зрителя в глубину картины, и для того, чтобы создать ощущение картины не столько реальной, сколько всплывающей в памяти.

Зеркальное отражение призвано расширить пространство картины за счет введения дополнительной плоскости восприятия. В работах предыдущих лет Вы использовали отражение в качестве выразительного средства для написания портретов. Однако, сейчас в окнах на Ваших полотнах отражаются небо, солнце или ветки деревьев. Стремитесь ли Вы создать всеобъемлющий « портрет» среды?

Н.И. К.: Я действительно часто ввожу в картину отражение, совмещая таким образом разные пространства: то, которое лежит за поверхностью картины и перед ней. Во всех случаях, портретные это изображения или пейзажи, мне важно ощущение многообразия, многослойности реальности, как бы единовременного взаимосвязанного существования разных миров. Это придает самой обыденной реальности волнующую таинственность, значительность.

В истории изобразительного искусства тени всегда отводилось особое место, Для художников Ренессанса тень была неразрывно связана с изображением перспективы, символисты видели в ней глубоко мистическое начало. Какое значение придаете тени Вы в своем творчестве?

Н.И.К.: Для художника не умозрительного, для которого основа творчества – переживание впечатлений реального мира, свет и тень – важнейшие составляющие этих впечатлений. Тень, эфемерная, бесплотная и в то же время неразрывно связанная с миром материальным, брутальным, опосредованно о нем сообщающая, волнует этой двойственностью. Тени и отражения – части реальной картины мира, своей выразительностью останавливающие скольжение человеческого взгляда по ее «поверхности», позволяющие в какой-то мере ощутить ее пространственно –временную глубину.

Фото экспозиции

фото с открытия