RU EN
 
 
 
 
1 – 20 июня / 2009

Вика Бегальская

«Разве мне скучно?»

живопись


открытие 1 июня 19.00


В программе открытия выступление дж-сета Adijazz

хип-джаз-грув-электро-рок-мега-микс


Adijazz - участник проектов Nuclear Losь и Seven Fridays

Соорганизатор независимого net-лейбла Порноджаз рекордс

Гастроли в России, Финляндии, Испании, Австрии, Германии, Украине

Принимал участие в фестивале Сонар в Барселоне. В дискографии более 30 релизов

www.myspace.com/deejedies






Галерея pop/off/art представляет новый живописный проект Вики Бегальской “Разве мне скучно?".
На этот раз объект исследований Бегальской – мужчины. Мужчины Вике явно не дают скучать, о чем свидетельствуют представленные художницей яркие живописные полотна, соответствующие экспрессивному характеру автора.
Если закрыть глаза на то, что Вика Бегальская – узнаваемый, сложившийся видеохудожник, то ее искусство по меркам нового века окажется вполне классичным: холст, масло, станковый формат, раскованная, но отчетливо узнаваемая живописная пластика. Ее живопись укоренена в одной из магистральных авангардных традиций: Бегальская – экспрессионист (а слово это женского рода не приемлет, хотя тематика здесь сугубо женская).
В ее картинах присутствует все, что стояло за этим понятием на протяжении ХХ столетия с формальной точки зрения: предельно, кричаще яркие краски, открытые контрасты, пастозная фактура. И телесная проблематика сопутствует экспрессионизму на всем его пути: тело выступает в качестве полигона для мутаций и модификаций формы как таковой. Нарочитый примитивизм письма, брутальность посыла, видение как вызов – все это знакомо, случалось у многих, а в Европе последних десятилетий обустроилось чуть не в просчитанную стратегию – быть не особо отличным от других учеником ученика Базелица или Феттинга уже почти гарантия успеха.



Тем ценнее искренность, которую несут полотна Бегальской. Ее экспрессия в местном ландшафте – глас вопиющего в пустыне: ну нет у отечественной публики, даже профессионально подкованной, ни желания, ни практики воспринимать, а тем более принимать чистую пластику, «свежую живопись» (Х.-У. Обрист).

Как следствие, богатая на эту традицию Россия в начале ХХI века практически не имеет ее настоящих исповедников, духовно обремененных лиц – так, одни эпигоны. И тут уместно вспомнить: еще до всех манифестантов-супербрендов экспрессионизма в Германии, раньше Кирхнера и Нольде, эта линия появилась в женском искусстве – у Паулы Модерзон-Беккер. Как и она, Бегальская скромно торит свой путь в одиночку: поэтично выражая (как уместно рядом по звучанию – «рожая»!) ощущение тела, женщины, города, страха, страсти, боли, танца, крика…
У нее одно, но серьезное преимущество перед Беккер: у последней не было видеокамеры.





"К разговору о живописи Вики Бегальской"

Автор - Константин Бохоров

Насколько я знаю, эта художница, начав свой путь в московском современном искусстве, была далека от мысли позиционировать себя как живописец и занималась то видео, то инсталляцией. Ее обращение к живописи было несколько неожиданным (по крайней мере, для таких критиков как я, наблюдающих за процессом перекодировки нашей культуры в общем и целом, не переходя на личности), что заставляет заподозрить в нем какую-то сомнамбуличность. Однако никоим образом не следует воспринимать это наблюдение как упрек, а скорее как комплимент, поскольку живопись Вики действительно обладает качеством неожиданности, что делает ее идеальным объектом для искусствоведческой аналитики, наводящим на далеко идущие обобщения.

Отмеченная сомнамбуличность вполне логично получила свое выражение и развитие в экспрессио-нистическом стиле живописи Вики. В творениях ее кисти мы имеем все его характерные черты: и условный фигуративизм, и символику цветового пятна, и вибрирующую выпуклость живописной поверхности, и обобщенную, но подчеркнуто многозначительную трактовку персонажей. Она говорит с нами на своем оригинальном диалекте языка, описанного на примерах Кирхнера и Нольде, Аппеля и Иммендорфа, Кия и Ки-пенбергера.

Этот язык обычно начинает звучать, когда приходит пора выразить гипнотический транс культуры, и горе его жрецам, если они просто берутся симулировать припадки живописности. Нет в салонности большего провала, китча и кэмпа. Слава богу, Вику нельзя заподозрить в этом ужасном грехе, она отдается живописному трансу полностью и без остатков, подобно дельфийской пифии, одурманенной ядовитыми испарениями (которых, как всякий знает на своем опыте, сегодня достаточно в обществе и культуре). Начиная знакомиться с ее прорицаниями, сначала мы слышим волнующий рокот из обрывков фраз, бессвязных слов и бормотаний: «Разве мне грустно?», «Новая территория удовольствий», «Бабы, звери», «Гладиаторы», «Мы поставили на Рэкса», «Федя, Дичь!». Это названия картин, которые приглашают нас вслед за своими персонажами, бесплотными тенями покрытыми синими струпьями, последовать в мир полный исступления и тоски, азарта и жажды наслаждений.

Отметим, что искусство Вики любит иллюстрировать метафоры, которые часто обозначаются в даваемых ей названиях. Оно также по преимуществу фигуративно и сюжетно. Его герои – это плотные тетки, с нарочитыми репродуктивными железами, бунтари-радикалы, схваченные в пароксизме социальной жестикуляции, менты - мордовороты или качки-культуристы. Они бытийствуют в горизонтах из пластмассовых красок и перенасыщенных цветов.

Единственное, что связывает их мир с нашей зеленой природой – это грустные зоологические уродцы, до боли правдоподобные в своей трогательной естественности - мишки и собаки, - воспринимаемые как персонификации душ картин Вики.

Персонажи ее мира, разумеется, не утруждены общественно-полезным производством. Они выступают как участники и свидетели не вполне понятного коллективного ритуала, который в силу их имманентной праздности можно назвать праздником. Однако празднуют они отнюдь не радостно, хотя им не чужды и экстаз, и изнеможение, и агрессия, и созерцательный ступор, и потерянность, и припадки бессознательной творческой активности, и алкоголические метания, и либидозная истерия, и бесстыдный эксгибиционизм.

Виктории удалось превратить в живопись, преднайденную ею в «Сне в летний день» и других ее видеоработах, поэтику современной толпы, самозабвенно отдающейся идиотизму официальных массовых мероприятий. Не решившись поднять на видео-картинке насыщенность цвета и добавить мишек и собак, она осуществила это в своих живописных произведениях и, таким образом, преодолела натурализм механически зафиксированного изображения. Однако, мне представляется, что форсированная насыщенность ее образов еще более радикально меняет их смысл превращая в символы чего-то потустороннего.

Если разбирать местные истоки живописи Вики, то создается впечатление, что она занесла к нам отголоски уже раз праздновавшегося в Москве украинского психоделического экспрессионизма «новой волны» (Голосий, Гнилицкий, Ройтбурт), но уже обвенчанные с суровой действительностью питерского некрореализма (дух, которого, впрочем, и без того не чужд украинскому искусству). Из этого союза родилось нечто новое - гиньоль Вики Бегальской.

Если у классиков экспрессионизма экспрессия нужна была, чтобы поделиться глубинными переживаниями о мире живых, то у Вики она включается для того, чтобы мы могли узнать мертвых, существующих в непосредственном соседстве с нами. Что-то подобное в более рациональных формах она пыталась выразить в своем видео «Ипподром», но ее герой там балансирует на грани жизни и смерти, не переходя в состояние ‘undead’. В ее живописи мертвые получили художественное право на существование. Они «обитают» рядом с нами и мы видим их так же хорошо, как в фильме «Привидение» (1990) с Патриком Суэйзи.

Последнюю живописную серию Вики 2008 – 2009 годов можно разделить на два ряда картин. На одних синюшные панночки, застывшие в созерцательном ожидании, наблюдают за жестокой схваткой инфернальных собак. На других как бы представлен тот фон, на котором разворачивается схватка – качки, радикалы и охранники, тоже с подозрительно мертвенной синеватостью, натянутой на черные и красные пятна силуэтов, живут своей напряженно-праздной жизнью. Оказавшись среди картин Вики, в горизонте этого мира, зритель едва ли сможет полюбить его зияние. Даже эротический элемент ее экспрессионизма малость леденит кровь. Но при всем этом у нее есть убийственный аргумент, чтобы возразить дешевому гуманизму. Живопись Вики Бегальской еще раз с успехом напоминает, что страх – это и есть та субстанция, из которой состоит человеческая душа.