RU EN
 
 
 
 
Александр Сигутин и Владимир Анзельм

Гастарбайтеры духа

Cпециальный проект Третьей Московской биеннале современного искусства

20 сентября -18 октября, 2009

ЦТИ «Фабрика», Зал "Грунтовальной Машины",
Переведеновский переулок, 18


Все в этом проекте наводит на поиск скрытых символов. Тема, которую он поднимает, - духовный подвиг художника и его место в системе ценностей современной культуры, в которой духовное подается в формате «фаст-фуд». Как относиться к подвижникам от искусства сегодня, в эпоху торжества художественного дизайна, по выражению Холла Фостера?

Герменевтический подход к образам проекта обусловливается противопоставлением двух разнородных художественных идентичностей. Александр Сигутин с начала 1990-х во многих своих проектах исследует возвращение православного чина в постмодернистскую современность. Искусство Владимира Анзельма характеризуется постоянной рефлексией о его немецких корнях, об исторических путях возвышенного и грозного германского духа. На выставке художники показывают: один - картины, другой - скульптуры, что создает экспозиционный контраст жанров. Объединяющее пластическое начало экспозиции – черный цвет, столь важный для современного искусства.


Тон задают работы Сигутина. Без них объекты Анзельма можно было бы трактовать вне христианских аналогий. Живопись Сигутина из серии «Прориси» недвусмысленно отсылает к русскому религиозному искусству. На больших белоснежных холстах в легких вьющихся линиях Бердсли или Пикассо представлены бестелесные фигуры героев-праведников (Святого Георгия, святых Бориса и Глеба) и евангельских персонажей (Богоматери, Иоанна Крестителя, Симона Киринеянина и др.). Они узнаются не только по очертаниям их фигур, но и по местоположению в канонических сценах, например «успения Богоматери». Прибегая к стилю наброска, художник ставит вопрос о легитимности существования традиционной иконописи в актуальной современности.

Появившиеся в рамках самостоятельных «германских» проектов, работы Анзельма, скульптуры, склеенные из осколков антрацита, рядом с Сигутиным приобретают определенный символический пафос. Угольный череп воспринимается как кость прародителя Адама, большой ключ причудливого очертания, как ключ от райских врат Апостола Петра, а меч, как карающее оружие в руке Архангела Михаила. Черный цвет придает выставке особую эмоциональную тональность. Кажется, что изображения – результат творчества не живого мастера, а негасимого трансцендентного огня, какого-то сюрреалистического газового сварщика. И в то же время в образах выставки ощущается волнующий потенциал духовного горения.


Проект «Гастарбайтеры духа» последний и возможно завершающий этап в ряду других богоискательских исследований Сигутина и Анзельма. Появившиеся еще на заре века новой русской духовности цитаты из евангельских текстов в творчестве Сигутина предвосхищали установление царства святой Троицы, которую вовеки не одолеют врата адовы. Его проекты «О сущности вещей» (1996) и «Спящие во гробах» (1999) относятся к периоду, когда новый бог смиренно стал делить алтарь с идолами перестроечных заблуждений; и о юкке, раскинувшейся на подоконнике можно было сказать «праведник цветет как пальма». Но в один прекрасный день, как известно, новый бог толкает локтем своих соседей и – бац! – идолы оказываются на земле.


Какова же роль художников в этой вечной духовной перестройке, на грандиозной стройплощадке символического порядка? Едва ли самая главная … Они привлекаются к черновой работе, ко всякой там топке и сварке. Как-то выходит, что никто из служащих по духовному ведомству, аристократов духа, не хочет работать с неугасимым огнем. В этом смысле художников, взявшихся за этот специфический труд, и можно назвать гастарбайтерами духа.


Константин Бохоров

Дополнительная информация на:

www.proektfabrika.ru