RU EN
 
 
 
 
24 марта – 19 апреля / 2008

В рамках паралельной программы "Фотобиеннале 2008"


Олег Артюшков

«Детство Богов»

Фотография



У НИХ НЕ БЫЛО ДЕТСТВА

«Когда был Ленин маленький, с кудрявой головой…» - почему-то этот стишок всплывает в памяти при виде фарфоровых пупсов из проекта Олега Артюшкова «Детство богов». Любой громовержец был когда-то трогательным и беззащитным, любой монстр белым и пушистым.

В фотографиях Артюшкова, классически солидных, академически выстроенных, все тоже белое и пушистое. Роскошного качества печать, тонкая игра света и тени, продуманная композиция, выверенные пропорции. Прелестные малыши резвятся на смутно-облачном фоне. Что именно они там делают, не вполне ясно: в кадре только интригующие фрагменты фигур, но общее впечатление чего-то невинно-извращенного, двусмысленно-томного. Это искусство того сорта, о котором античный автор сказал бы: «о приятном приятно».

Но приятность эта обманчивая. Время и место, которому принадлежат фарфоровые пупсы - Германия, 30-е годы. Замечено: чем страшней эпоха, тем слащавей бытовые образцы ее искусства. Мирным обывателям надо же отдохнуть душой посреди великих свершений. Нужны игрушки и безделушки, нечто очаровательно-хрупкое, умилительно-миниатюрное, утешительно-пошлое, - но в то же время, для уважающего себя бюргера - подкрепленное солидным культурным background’ом.

Пупсы тоталитарной эпохи восходят, естественно, к античности. Заметим, там они обладали совсем недетскими чертами. Маленький Купидон внушает страсть, поражая цель оружием. Геркулес в колыбели удушает змей. Он же чудовищно стискивает грудь кормилицы, создавая Млечный путь. Атрибуты божественных младенцев древности – вожделение и насилие. (Младенцам человеческим миф отводит роль жертв: то их убивает собственная мать, то бросают в лесу на милость волков, то спускают в корзинах по рекам, то просто поголовно избивают. Если выпутался – значит, все-таки Бог).

В Третьем рейхе античная скульптура, пропущенная через сито барокко, рококо и бидермейера, обмельчала и приобрела черты не то что игрушечные – кондитерские. Голенький мальчик дразнит собачку, голенькие мальчики возятся с мячиком, голенький мальчик балуется с козленком… Чуть-чуть зоофилии, немножко педофилии, самая малость садо-мазохизма и гомоэротики… Губки, реснички, пальчики, щечки, пухлые ягодички, микроскопические членики…

Размер имеет значение.

Разгоняя отпечатки фотографий до сверхчеловеческих масштабов, Олег Артюшков возвращает безделушкам тоталитарной поры подзабытое величие Большого стиля, соблазнительное и грозное. А мы и так все помним, мы все, конечно, помним…