RU EN
 
 
 
 

Новый проект Вики Бегальской и Александра Вилкина завораживает экзотическими сюжетами и тонким пониманием, что такое современная живопись. Профессиональное знание предмета в их случае удивительным образом не мешает формированию особого узнаваемого стиля. Опытный зритель заметит внутренний диалог с разными видами и направлениями искусства от экспрессионизма до книжной графики. Заметит и дискуссию с многими персональными манерами от Марии Лассниг до Питера Дойга. Удивительно другое,  манипуляция нежными цветовыми пятнами здесь не мешает строгой линии рисунка, жесткий, «висцеральный» реализм неожиданно легко рифмуется с игровым концептом и абстракция при ближайшем рассмотрении способна обернуться сюрреалистическим сюжетом.

Особый, островной мир этой живописи кишит коллизиями исключения и соблазна, хотя картины определенно хотят выглядеть и выглядят милыми акварелями. Художники намекают на предельно острые сюжеты, но только прозорливый зритель может понять все, что тут произошло и происходит на его/ее глазах. Приглядитесь, скажем, к картине «Икар», и розовые напряженные бутоны раскроются для вас в самом неожиданном качестве...

Следует знать, каждая самостоятельная картина настоятельно отсылает к многоуровневому проекту соавторов, так что на выставке пытливому зрителю потребуется ключ. И конечно, следует знать, эти картины имеют серьезные социальные амбиции, потенции и, возможно, последствия...

Вика и Александр начали работать вместе два года назад. Она, бывшая ученица Академии дизайна и искусств, знаменита радикальными феминистскими проектами и всегда неожиданными живописными экспериментами. Он, участник объединений «Паразит» и «Протез», известен «оголтелой примитивистской графикой и живописью, сюжеты которой можно описать не иначе как эпитетом “мерзкий”» (Артгид).  Объединила «барышню и хулигана»  приверженность к левым идеям в широком диапазоне от феминизма до пост-лефтизма. «Мерзкое» Юлии Кристевой (abject) в их картинах ласково держит за руку «бесформенное» Батая-Краусс. Куда они идут, не такой большой секрет – в сторону «развоплощенного образа», к соблазнительному разрыву между ирреальным видимым и невидимым, но безусловно существующим.  Этот разрыв есть нерв современной живописи.

Выставка с раблезианским названием «Те, кто обладает желудком»  и фотографическим ключом,  инсталлированным в экспозицию, многое объясняет в совместной работе Вики и Александра. «Силами современного искусства мы будем бороться с дискриминацией, преодолевать стигматизацию и отчуждение исключенных», -  значится в программных документах  творческого союза «Тереза», их совместного с секс-работниками детища (http://tereza24.wix.com/tereza).

Секс-работники не случайны - «в условиях капитализма наша сексуальность эксплуатируется так же, как и всё остальное» (В. Бегальская). Не случайны также приматы, собаки, ежи и медведи – этих «личностей нечеловеческого происхождения» настойчиво лоббирует А.Вилкин. И это не шутка. Проблема межвидовой коммуникации и кооперации была предъявлена научному сообществу еще в 1994 году биологами М.Виноградовым, Г.Михайловским, А. Мониным в Вестнике Российской Академии наук т.64 №9 (проект "Вперед к природе!"). Перспективы подобного подхода потрясли многих в декабрьском проекте К. Савченкова ("Horizon Community Workshop"). На картинах Бегальской-Вилкина эти перспективы выглядят новой актуальной версией сосуществования «транс-людей, людей, животных и транс-животных», то есть всех живых существ, обладающих желудком и неотчуждаемым правом на свободу тела.  

«Желудок» в названии выставки взят не у Рабле, а из древнего буддийского трактата Абхидхармакоша, где говорится, что человек в отличие от собственного желудка способен контролировать свои желания. Дилемма свободы и контроля, известная с незапамятных времен, обретает оригинальное живописное решение в проекте художников, а «желудок» становится здесь органом новой утопии, которая работает без оглядки на  известные законы истории или наррации.   

Современная живопись насквозь утопична – ее идеалы заметно размыты и продолжают десятилетиями живописно размываться на наших глазах. Проект Бегальской-Вилкина пытается обозначить ее законное место с неисчерпаемым эстетическим горизонтом и обновляемым социальным статусом. Небывалые их персонажи – по преимуществу реальные соратники художников, вовлеченные в систему их социально-политических и экономических отношений, что-то вроде «рабочих ассоциаций», куда включены художники, секс-работники и животные.

Забавные корейские скульптурки животных, купленные в последнем путешествии, дружелюбно подмигивают зрителю, мол, есть контакт с реальным миром – мы с вами одной крови и, возможно, одного желудка.

 

Людмила Бредихина