RU EN
 
 
 
 

Попытка выстроить внятный дискурс о русских (далее – постсоветских и восточноевропейских) людях последних десятилетий неизбежно упирается в штампы. Нет нужды в их перечислении, но сегодня, кажется, наблюдается острая необходимость их избежать, попытавшись применить более широкие антропологические рамки, соответствующие новому глобализованному миру. Выставка Der Klare Blick как раз нацелена снять дискурсивное начало и постараться осмыслить время – нулевые и начало текущего десятилетия – через всматривание в конкретных людей, что, с одной стороны, снимает принудительную нарративность, с другой – предоставляет возможность остранения, наблюдения и аналитики по поводу множества индивидуумов, характеров и типов, их поведенческих моделей, их судеб, их жизненных путей на фоне истории. Все эти взгляды сильно отличаются друг от друга. Объединяет их в первую очередь, понятно, медиа – это взгляд на человека через фотографию, через динамику ее развития последнего десятилетия. В то же время выставка сосредоточена на единственном аспекте прямой фотографии на территории изобразительного искусства, исключающем соседние, смежные области – фотографию репортажную, документальную, как, собственно, и классическую фотографию со всеми присущими ей профессиональными атрибутами, специфической поэтикой и пластикой. Работы здесь сообщают не только о персонаже, но и об авторе – никогда не сухом фиксаторе фактов и документов, а художнике, в чьих действиях за простым, взятым в лоб образом обнаруживается многослойная метафорика.

Каждый из представленных на выставке авторов – значительное имя, среди которых есть фигуры, определяющие российское присутствие на международной арт-сцене: Ольга Чернышева, Сергей Братков, недавно ушедший из жизни Владимир Куприянов. Принципиально, что их резко индивидуальные подходы представилось возможным объединить не только через принадлежность национальному пласту современного искусства, как это часто происходило на групповых выставках последних двадцати лет, но и через проблему отношения к людям, через, быть может, «слишком человеческий» фактор сопереживания. В открытом взгляде постсоветских авторов значительно снижен и элемент критики, и элемент иронии, которые придают работе однозначность трактовки и, как следствие, одномерность. Этот взгляд обладает ясностью, но не подразумевает оценки; он не осуждает и не высвечивает одни качества в ущерб другим; он представляет человека таким, какой он есть или, по крайней мере, каким кажется; в конце концов, он создает поле для интерпретации зрителем.

Такой взгляд может быть интересен в первую очередь в Германии, где столь влиятельна линия прямой фотографии, ставшая в новом веке почти канонической – традиция Дюссельдорфской школы. Но дело, конечно, не в этом. Россия и постсоветский мир исторически необратимо сцеплены с Германией, в этот процесс неизбежно включены все восточноевропейские страны. В этом ракурсе фотография неожиданно оказывается исследовательским полем, в котором отчетливо проявляются многие смысловые искажения актуальной ситуации: хаотические сбои экономики и повседневности, муторная погруженность в социалистическое прошлое, от наследия которого не произошло избавления, новые рифмы нулевых – нищеты и отчаяния с роскошью и надеждой. Один из лейтмотивов выставки обращен в будущее – это образы детей, от костюмированных «Летчиков и стюардесс» Браткова до элиты от рождения в «Маленьких взрослых» Складманн. С почти звенящим напряжением детский мотив повторяется и в проекте Наташи Шульте, который имеет еще и четкий социальный посыл – улучшить условия жизни детей в конкретном детском доме на Украине. Однако при всех качествах объективации, которые несет подобный тип фотографии, здесь не происходит полного отчуждения от материала. Наоборот, подчеркиваются совершенно иные качества, которые в том числе можно вывести и из национального происхождения смотрящего – и интимность, и семейственность, и трогательность. Интересен в этом контексте взгляд Дани Краучера – американца, живущего в Европе, но снимавшего в России.

К выставке Der Klare Blick у меня глубоко личное отношение. Работы на ней представляют тот тип эстетики, к восприятию и пониманию которого я сам двигался на протяжении долгих лет, но сегодня считаю для себя близким и главное – объективно отражающим мир и место в нем человека. По этой причине выставка призвана стать визитной карточкой галереи – а также и потому, что связывает российских и постсоветских художников, разделенных искусственно, путем проведения государственных границ два десятилетия назад, и потому, что органично включает представителей молодого поколения, для которых вопросы границ и национальностей являются куда менее существенными (кстати, инстинкт исследователя у них превалирует над привычной погруженностью в определенную визуальную атмосферу). Словом, эта выставка – манифест намерений галереи с корнями из России и местоположением в центре Европы о взаимодействии разных, но близких и точно не чуждых художественных сред, способных перевести разговор о национальных особенностях в измерение, интересное всему миру.

Сергей Попов