RU EN
 
 
 
 

Артель инвалидов-дальтоников
«Художники-пачкуны»
п/у Татьянина Юрия Николаевича, гения Земли Липецкой, художника и книгопродавца
«Искусство для различных классов потребителей»

Живопись, объекты, хэппенинг
14 сентября – 14 октября 2012


СП
– Сергей Попов, искусствовед
ТЮН – Татьянин Юрий Николаевич, художник, руководитель Артели
1 член Артели одет в камуфляжные штаны и майку
2 член Артели одет в спортивные штаны Adidas и лакированные ботинки

СП: Добрый день!
Члены Артели нестройно здороваются в ответ.
СП: Вы знаете, о чем я хотел поговорить…
1 член: Юрка говорил, Вам интересно, зачем мы это делаем.
СП: Можно сказать и так.
1 член: А самому-то тебе это зачем?
СП: Что зачем?
1 член: Знать зачем? Мы просто работаем, у нас задачи понятные.
СП: Вот и расскажите, что за задачи…
1 член: Детишек прокормить – как тебе задача?
2 член: Петь (имена изменены – С.П.), че ты заводишься? У тебя проблемы, ну и че ты людей грузишь? Человек пришел про искусство спросить. Вот и расскажи ему про искусство. Если сам не можешь, повтори хоть, че Юра говорил или другим дай сказать. Ты че, один? Ты забыл, что ты не дома эту ерунду строгаешь, а в коллективе?
СП: К слову – как у Вас распределяется работа между членами Артели? Кто-то заготовки делает, кто-то красит? Ну, Юра, понятно, придумывает.
2 член: Если честно, у нас не только Юра придумывает. У нас кто хочешь может придумать. Это же творчество. Каждому чего-то хочется сказать иногда, хоть раз. Юра принимает, ну решает, че пойдет. А че негодное – забраковывает. Мы ж в Артели, это все понимают, без дуры. Если говно какое, народ это брать не станет.

СП: А как у Вас вообще налажены каналы дистрибуции? Вы хоть знаете, кто я такой и чем планирую заниматься с Вашими вещами?
1 член: Как же, это Юрка нам пересказал. Ты типа главный по продажам в Москве. Универмаг или че там у тебя на винзаводе. Но у вас на заводе теперь чего-то бухла не производят, такие штуки только. Короче, если через тебя попрет, то можно нормальным оптом потом налаживать. Он говорит, и заграницу тоже.

СП: Да, заграница нам поможет… Но вы все-таки расскажите уж, где до этого работы продавали? Юр, может ты поведаешь?
ТЮН: В Липецке у нас есть пара местечек по сбыту, но это все по мелочи. «Эрарта» в Питере берет. В Питере вообще нас любят… Но даже по мелочи ребятам достаточно. Хотелось бы больше оборотов, конечно, но это уже надо свой Палех налаживать. От тебя многое зависит.
СП: Учту. А вам, кстати, Палех нравится? Или там Хохлома? Вы себя как-то с народными мастерами соотносите? Вам вообще какое искусство нравится?
1 член: Ты че паришь? Мы че, не в курсе? Нам Юрик про твоего суку Бойса все уши прожужжал. И мылом его или жиром, и кроликами, и люфтваффе. Много вас там таких было. Мне лично все это спокойно, лишь бы с голыми жопами по улицам не бегали. Мы за нормальное искусство.
2 член: Юра нам вкратце рассказывал, книги я у него смотрел, ну и потом мы постоянно обсуждаем, пока красим. Импрессионисты, кубисты – это нам неинтересно уже, по правде. Вы ж видите, мы суперматизмы делаем, футуризмы. То есть это и народное искусство тоже, наверное, и от Хохломы. Я их столы люблю, подносы, я б сам хотел так научиться, но уже поздно, наверное. Я с этим не разобрался пока, если честно. Мы вроде тоже народное получаемся. Может, уже скоро и под нас делать начнут.
1 член: Дождешься…
ТЮН: Я бы хотел про сюжеты два слова сказать. Нам важно, чтобы они были взяты из жизни. Мы плакаты смотрим, они у нас в провинции, ты знаешь, встречаются довольно абсурдные. Из газет можем цитату использовать. Важно, чтобы она была соотнесена с реальностью, чтобы люди мотив узнавали. Тогда уже не так волнует, как это нарисовано, люди сразу реагируют, и юмор просекают.
СП: Хорошо, пойдем от этого… Какие сюжеты удачные? Какие самим нравятся?
1 член: Какие берут хорошо…
2 член: Хорош ты уже. Сам говорил, тебе «Повинные» нравятся. Потом, у тебя с котами нормально получается.
1 член: У меня с котами по жизни нормально получается. У меня их спаривать нормально получается. И приплод топить…
СП: У Вас, я смотрю, с чувством юмора все четко.
1 член: Ты поживи с нами недельку, я гляну, как ты хохмить будешь.
СП: Как раз хотел спросить: а где вы живете? Где вас Юра нашел? Как вы работать начали?
1 член: Ты поселок Сокол наш слыхал такой?
СП: Я сам на Соколе живу. В Москве, естественно. Про ваш знаю. Это промышленная окраина, возле НЛМК (Новолипецикй металлургический комбинат – С.П.) . Был там проездом.
1 член: Говорю тебе, приезжай на недельку, я тебя с ребятами познакомлю, не пожалеешь. У нас там все свои. Мы тебе и накроем, и постелим.
СП: Звучит завлекательно. Юр, как к тебе на дачу поеду, заверну обязательно. Дорогу покажешь.
2 член: Мы года два назад познакомились. Я на выставки заходил, меня вообще к прекрасному тянуло, там Юра как-то шатался. Разговорились, ну он рассказал, че к чему. Меня как-то постепенно взяло, не сразу, тем более, я ж основной работы не бросал. Это так, хобби, но уже как вторая жизнь. Все лучше, чем в ящик по вечерам пялиться. У меня чувство появилось, что я все это не зря делаю. Особенно после первого мертвого зайца.
1 член: Тя вообще на мертвяков тянет.
ТЮН: Петь, мы твой юмор уже оценили… Я скажу, с тобой как познакомились? Это через наш клуб. Ну, инвалидов. У дальтоников там свой интерес. У него травма рабочая, так бы он туда вообще не пошел. А тут, вроде от нечего делать – вот и встретились. Характер, конечно, у него тот еще, но мы в принципе друг друга понимаем. Ну я предложил поработать вместе… Где-то с год уже.
СП: Сколько вас вообще?
ТЮН: Человек шесть-семь в лучшие времена. Больше не нужно, качество надо держать. Это почти как средневековая боттега, все задачи распределены. Ну и потом основное требование.
СП: Дальтоники? А что это определяет? Это как секта уже получается.
ТЮН: Ты, Сереж, не художник, ты не понимаешь. Дальтоники цвета по-другому видят по-отдельности и во взаимодействии. Сочетания воспринимают и передают иначе. Я тебе скажу, у нас каждого можно по оттенкам вычислить. Это и есть искусство. Краски неповторимо ложатся. Я бы один такого никогда в жизни не смог настрогать.
СП: Тогда ясно. В Москве дальтоников ожидаете?
ТЮН: Как ни парадоксально, я думаю, столичные дальтоники не потянут. Мне кажется, они другие, в столице нет обострения, все размазано. Нужна настоящая стихия, чистые цвета. У вас разве только светофоры. Потом, опять же, работа в удаленном доступе. Я чего, по переписке вещи браковать стану? Но посмотрим. Мастер-классы все покажут.
СП: Почему анонимность, объясни.
ТЮН: Не будь наивным, пожалуйста. У нас инвалида за человека и так не считают. А с этой темой, если узнают, ребята боятся, проблем вообще не оберешься. Права там, водительские я имею в виду, да и прочие тоже.
СП: У вас состав меняется?
ТЮН: Заработок нестабильный, бывает, что человек уходит. Но это только поначалу, знаешь, как на работе на испытательном сроке. Хуже другое. У нас работа связана с грубыми материалами: кругляк, краски эмалевые, а главное, лаки яхтные, они самые вредные. Любой член Артели тебе скажет, что чем больше слоев этого лака, тем лучше картина выглядит, как у Сезанна, который утверждал, что кило зеленой краски на холсте внушительнее, чем десять грамм. Ну и вот у некоторых членов от запахов этой химии крыша потихоньку съезжает. У нас в составе был один деятель, но он, после того, как со мной поработал, принялся собственные фигуры мастерить. Уже не для народа, для себя. Он стругает малевичевских фигур метра по полтора – два из цельных кусков фанеры, мебель в этом духе. Это бы все ладно, но последнее время он все пытается их оживить как-то, чтобы типа они у него на участке работали. Конечно, лак на него так действует. Другой, нанюхавшись, стал пруд копать, нарезать для него гусей из шин и пальмы вокруг сажать из пластиковых бутылок, знаешь, их из кусков нарезают. Мы его из Артели попросили, потому что он всем остальным перестал заниматься. Мне изредка звонит, спрашивает, сколько слоев лака на пальму вылить. Уже целая роща готова. Много таких историй, у нас народ на выдумки горазд. Вот еще один, он сегодня не пришел, увлекся резьбой под микроскопом. Он делает фигурки такого размера, чтобы их нельзя было невооруженным глазом засечь. И тоже красит в ядерные цвета.
СП: А членство в Артели как-то фиксируется?
ТЮН: Нет, все на честном слове. А, знаете, ребят (обращаясь к 1 и 2 члену Артели), я тут подумал, что после Ваших рассказов сегодня я б и вас обоих уволил.