RU EN
 
 
 
 
2 марта – 21 марта / 2009

Николай Касаткин

«Измайлово – Воронцово»

Живопись





Пожалуй, самым мощным вектором концепции пейзажного жанра в творчестве классика современного искусства Николая Касаткина является «актуальный пейзаж». В формах от натурного этюда до «программной» монументальной картины художник свободно комбинирует мотивы хрестоматийных ландшафтов передвижников (Васильева, Шишкина, Левитана) и собственные пространственные идеи. В пейзажах Касаткина сочетаются ширина, протяжённость, эпичность с, казалось бы, несовместимой с этими понятиями камерностью и невероятной детальностью. В сумме этих слагаемых мы получаем глубину, затягивающую внутрь холста, заставляющую зрителя внимательно не только изучать увиденное, но прочувствовать и пережить его. Не примерить на себя тот излом полипространств, те эмоции, которыми «дышат» полотна, невозможно: ведь, как признаётся сам художник: «Моё возвращение к пейзажу – это возвращение к своей первой любви, к себе самому».


В географии творчества художника две точки несомненны и неизменны на протяжении нескольких десятилетий: Измайлово и Воронцово. В смоленской деревне Воронцово Касаткин черпает вдохновение на протяжении многих лет. Московский район Измайлово, где протекает жизнь и работа художника в городе, стал не только местом переосмысления, «большого», всемирного ландшафта, но и источником радикально нового для него жанра городского пейзажа, не менее искреннего и в каждом случае неожиданного, чем пейзаж "традиционный". Измайлово/Воронцово – идеальное разнесённое в пространстве место творчества Касаткина; именно здесь он воссоздаёт, казалось бы, одни и те же места, но всякий раз внося совершенно иное, новое содержание. Так, например, холст «Старый этюд» - ностальгия ли, рефлексия ли вокруг и по поводу собственной работы 1952 года: одновременно и римейк, и удвоение изображения, и глубокая метафора, «картина в картине» - один из «фирменных» приемов художника.

Конвергенция цвета по Фальку, «натуральности» до «обманки» и диалога времён – вот что в галерее pop/off/art увидит зритель, избегающий любых «примесей» в чистом искусстве.