RU EN
 
 
 
 
20 февраля – 12 марта / 2009

Аладдин Гарунов

«ЗИКР»


Государственный Музей Архитектуры им. А.В. Щусева
Москва, ул. Воздвиженка 5. (Флигель-руина)

(495) 691-21-09, (495) 690-05-51





После масштабной ретроспективной выставки Аладина Гарунова 2006 г., «Живопись, объекты, инсталляции», в Московский музей современного искусства, один из арткритиков, обратив внимание на необычное сочетание в работах Аладдина Гарунова новых материалов (промышленной резины) и устойчивых традиционных композиций назвал его представителем этнического (дагестанского) поп – арта.

 

Думаю, что критик ошибся - ведь глобальность массовой культуры поп - арта и этническая традиция - два плохо соединяющихся понятия. И именно в этой пограничной зоне «несовместимого» и творит Аладдин Гарунов. Новые технологии, промышленная эстетика, индустриальные материалы, едкие запахи, геометрические формы сталкиваются с волевым авторским поиском значений антропологического.

 


В своих инсталляциях ему удается соединить знаковые материалы-парадигмы характерные для поп - арта: промышленную резину и изделия из нее с принципами абстракционизма и авангардного выхода на моделирование пространственных структур, примирив два противоположных и противоречащих друг другу художественных направления. (Посвящения Казимиру Малевичу «привели» его к участию в двух близких по духу выставках, исследующих жизнь авангардных парадигм в современном искусстве: «Приключения черного квадрата» в Русском музее и "100% the blacksquare" в галерее pop/off/art)

 

В проекте с программным названием «Self» (галерея pop/off/art, 2007г.) А.Гарунов использовал характерные приемы фотосъемки, технического дизайна, фотопечати, но вместо популярных массмедийных героев представил свой автопортрет, утвердив право «авторского» в массовом, вездесущесть «Я».




Скульптор по образованию, он много лет занимался живописью и все же пластический дар, стремление работать с объемами и пространствами привели его к инсталляциям, реди - мэйд, к созданию объектов и ассамбляжей.

 

Круговые композиции из различных промышленных материалов: детали резиновых изделий, трубы, шины, покрышки был подчинены синергетической доминанте авторского. Он согнул, вывернул, растянул жесткие резиновые формы – продукт и символ современного урбанизма и подчинил их своим -Self структурам и Self задачам.



В своем новом проекте «Зикр» Аладин Гарунов реализовал направление, признаки которое можно был найти в самых ранних образцах его творчества. Современный мир, организованный по индустриальной модели, каждый день вклинивается в зону антропологического и казалось бы не оставляет пространства для структур созвучных «человеческому». Об утрате артефактом в поп-арте своего «символического смысла, своего тысячелетнего антропоморфного статуса» - писал Жан Бодрийяр. Но, оказывается, работа с «индустриальным» не противоречит исследованию антропологических координат, заложенных в народном и религиозном искусстве, в древних символах, в архаических структурах, культурных архетипах.

 

Уже в ранних живописных работах появляются фундаментальные для дагестанской культуры знаки лабиринтов и спиралей, круговых движений, нашедшие свое продолжение в выложенном из камней лабиринте, установленном во время Осеннего художественного салона в музее в Сергиевом – Посаде, и в круговых инсталляциях из резиновых объектов. Сергей Попов, руководитель галереи «pop/off/art» так охарактеризовал творчество А. Гарунова: « Аладдин из тех художников, кто эволюционирует, весьма четко памятуя о собственных корнях, соединяя прошлое с настоящим в неразрывную цепь следующих друг за другом произведений - событий – этапов… даже в «простейших» беспредметных объектах…, разрастающихся порой до масштабов многометровых инсталляций, настойчиво «фонит» сакральное содержание.»

 

Как закручивающаяся спираль генной программы предопределяет рост и развитие ребенка, так древние архаические знаки и традиционные орнаменты, актуализированные в творчестве Аладдина, предопределили новую линию развития его художественных исканий – представленный здесь проект «Зикр».



Сегодня, в связи с появление ярких художественных личностей – выходцев из мусульманских стран, использующих язык кино, видео-арта и фотографии, много говорится о современном мусульманском искусстве. Термин этот по существу еще точно не определен. Можно вычленить авторов, которые транслируют в своем творчестве концептуальные, этические и эстетические качества свойственные искусству ислама в формах авангардного и современного искусства. Они привнесли в европейскую художественную традицию свое самобытное мироощущение, связанное с парадигмами мусульманской культуры.

 

Автор наполнил пространство Флигеля - Руины движением, звуком, статичными артефактами, бегущими орнаментами ковров и мерным ходом каллиграфических надписей. Эта модная выставочная площадка навевает воспоминания о последних кадрах из «Ностальгии» Андрея Тарковского: полуразрушенный величественный храм, высокий небосвод и дом детства художника – гармония соединения антропоцентричного с иными масштабами.



Понятие «Зикр» или «поминание» отсылает нас к исламской духовной практике, заключающейся в Божественном имяславии, многократном произнесении молитвенных формул, цель которой - приближение к Всевышнему. В суфизме «Зикр» приобрел свои специфические черты мистического характера. Многие суфийские ритуалы представляют собой своеобразные духовно - соматические практики, в которых используются специфические идеомоторные движения, обрядовые кружения, песнопения, громкие ритмичные рецитации. В результате чего достигаются особые состояния, в которых суфий, стремясь к растворению во всепоглощающем Божественном единстве, приобретает духовное просветление.

 

Центральная видеоинсталляция (съемка - Виктор Рибас) – авторский анализ ритуала «Зикр» кавказского братства Кадария, входит в череду эмоциональных сопоставлений – рассуждений художника об обрядности религиозных практик, принципах организации сакрального пространства и возможностях его перформативного освоения. Вновь остро поставлен вопрос о значении и энергетике черного цвета – столь важного в творчестве А.Гарунова: цвета начала и конца, точки и всеобъемлющего пространства, завершения цикла и первичного импульса, суфийского кружения и мгновенной остановки сливающейся с вечностью. Представленные на выставке картины-объекты, созданные по принципу реди-мейд, где резина и брезент соединены с фрагментами ярких орнаментальных ковров, случайно найденных или купленных, как правило, промышленного производства, – это философские размышления –размышления в чем-то резкие, жесткие, облаченные в минималистскую, созвучную сегодняшнему урбанизму форму. Апофатика черного цвета делает очевидной доминирующую архетипическую мифологему ковра как агента в моделировании сакральных пространственных структур, актуализирует прямые ассоциации, существующие между образом ковра и идеей сада и Рая – мира гармоничных структур.

 

Предлагаемая автором экспозиция – яркая рефлексия человека общества потребления на проблемы традиционной сакральности, поиск современного пути приобщения к началу и принципу всех начал. Художник создал свой авторский «Зикр» и обнаружил странную созвучность древнейших традиций современному мироощущению, базовым координатам человеческого. Звуковая ритмика ритуальной рецитации видеоинсталляции отзывается в многократных каллиграфических повторах, а возвращение к исходной точке перекликается с зеркальными каллиграфическими надписями. Изображения «Крутящихся дервишей» редуцированы с помощью фототехнологий до уровня знака. В контекст исламской культуры входит концепция новых материалов. Простые туфли, фирменные красавки, тапочки ярких цветов, прикрепленные к плоскости артефактов и разложенные на полу в инсталляции «Таваф», напоминают о знаковом отсутствии кого-то, о возможном перемещении, взаимопроникновении разномасштабного и намекают на возможную непротиворечивость возвышенного и обыденных знаков сегодняшней культуры.

 

Религиозная составляющая культуры и человеческой натуры прорастает сквозь жесткие индустриальные материалы и формы, сквозь любой косьюмеризм, вклинивается в урбанистический пейзаж.

 

Патимат Гамзатова